Лжебанкротства граждан

Нормы Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) о банкротстве граждан, введенные в действие 1 октября 2015 года, предусматривают возможность освобождения от долгов граждан, прошедших процедуру банкротства.

Это обстоятельство является достаточно привлекательным для недобросовестных лиц, желающих уйти от ответственности путем так называемого лжебанкротства. В законодательстве для обозначения этого явления используются понятия фиктивного и преднамеренного банкротства.

Преднамеренное банкротство - совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (ч. 2 ст. 14.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации, далее - УК РФ).

Фиктивное банкротство - заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, а равно гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, о своей несостоятельности, если это деяние причинило крупный ущерб (ст. 196 УК РФ).

Несмотря на обширную практику применения судами норм о банкротстве граждан, дела о привлечении к административной и уголовной ответственности за фиктивное и преднамеренное банкротство - большая редкость на сегодняшний день. Представляется, что это связано, с одной стороны, со сложностью доказывания наличия в действиях должника состава правонарушения, с другой стороны, отсутствием такой необходимости в каждом конкретном деле. Как будет показано далее, в абсолютном большинстве случаев негативные правовые последствия наступают для недобросовестного должника вне зависимости от возбуждения дела об административном правонарушении и уголовного дела.

В случаях, когда вынесен приговор о признании гражданина виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 196, 197 УК РФ, обстоятельства, установленные приговором, служат в дальнейшем для неприменения в отношении должника правил об освобождении обязательств.

Так, например, приговором Ессентукского городского суда Ставропольского края от 25.06.2015 по делу N 1-225/2015, вступившим в законную силу, должник признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 196 Уголовного кодекса РФ - преднамеренное банкротство. В связи с этим арбитражный суд, рассматривая дело о банкротстве, пришел к выводу о том, что должник умышленно совершил действия по утрате имущества, которым обеспечивались требования кредитора, совершил преступление, предусмотренное статьей 196 Уголовного кодекса РФ - преднамеренное банкротство, а потому, в соответствии с частью 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве, должник не подлежит освобождению от обязательств перед кредитором (Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2016 N 16АП-2813/2016 по делу N А63-12103/2015).

Другим последствием привлечения к уголовной ответственности за преднамеренное и фиктивное банкротство является невозможность утверждения плана реструктуризации.

Например, приговором Березниковского городского суда Пермского края (ФИО) признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных статьями 196 и 199.2 УК РФ, арбитражный суд указал, что, так как сведения о снятии либо погашении судимости в материалах дела отсутствуют, должник не соответствует требованиям для утверждения плана реструктуризации долгов гражданина (решение Арбитражного суда Пермского края от 10 августа 2016 года по делу N А50-12481/2016).

Нередко суды признают заявления граждан о признании их банкротами необоснованными, указывая на отсутствие признаков неплатежеспособности, а также на злоупотребление должником своим правом на подачу заявления о банкротстве.

Так, например, суд установил наличие у должника дохода в виде заработной платы, а также имущества, за счет которого может быть произведено погашение задолженности, в связи с чем признал заявление должника необоснованным, поскольку признаков неплатежеспособности в соответствии с абз. 7 п. 3 ст. 213.6 Закона о банкротстве у заявителя не имеется (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2016 N 07АП-10772/2016 по делу N А45-14449/2016, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2016 N 07АП-10206/16 по делу N А27-10769/2016).

При этом существует и обратная практика. Так, например, кредиторы должника посчитали, что у него имеется имущество в количестве, достаточном для погашения требований кредиторов, он намеренно возбудил производство о банкротстве с целью ухода от исполнения обязанности по погашению задолженности. Однако суд отклонил доводы кредиторов, ссылаясь на наличие признаков банкротства у должника (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.03.2017 N Ф08-642/2017 по делу N А53-24470/2016).

Часто суды выявляют недобросовестное поведение должника на стадии завершения расчетов с кредиторами. Суды устанавливают, что должник принимает на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно указывает на его недобросовестное поведение, имеющее целью приобретение денежных средств кредиторов без намерения их возврата. Обращаясь с заявлением о признании банкротом, должник преследовал единственную цель - освобождение от долгов (обязательств) (Определение Арбитражного суда Ульяновской области от 17.02.2017 по делу N А72-1279/2016, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.10.2016 N Ф04-4210/2016 по делу N А45-24580/2015, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16.12.2016 N Ф09-11353/16 по делу N А71-5858/2015).

ЛжеБанкротство

 

Последствия недобросовестного поведения должника в ходе процедуры реструктуризации долгов гражданина

 

При рассмотрении дела о банкротстве гражданина применяются реструктуризация долгов гражданина, реализация имущества гражданина, мировое соглашение (ст. 213.2 Закона о банкротстве).

Процедура реструктуризации долгов является реабилитационной, применяется в деле о банкротстве к гражданину в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности перед кредиторами в соответствии с планом реструктуризации долгов. На этом этапе гражданин и кредитор составляют план погашения задолженности. В нем указывают, в какие сроки и за счет какого имущества будут погашаться долги. Если суд утвердил план реструктуризации (абзац 2 пункта 3 статьи 213.17 Закона о банкротстве), гражданин не признается банкротом, а выплачивает долги по плану.

Согласно п. 1 ст. 213.13 Закона о банкротстве план реструктуризации долгов гражданина может быть представлен в отношении задолженности гражданина, соответствующего следующим требованиям:

гражданин имеет источник дохода на дату представления плана реструктуризации его долгов;

гражданин не имеет неснятой или непогашенной судимости за совершение умышленного преступления в сфере экономики, и до даты принятия заявления о признании гражданина банкротом истек срок, в течение которого гражданин считается подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение, умышленное уничтожение или повреждение имущества либо за фиктивное или преднамеренное банкротство;

гражданин не признавался банкротом в течение пяти лет, предшествующих представлению плана реструктуризации его долгов;

план реструктуризации долгов гражданина в отношении его задолженности не утверждался в течение восьми лет, предшествующих представлению этого плана.

Практика показывает, что реструктуризация долгов нередко бывает выгодна должникам, которые таким образом затягивают исполнение своих обязательств, тогда как перед кредиторами стоит выбор: либо получать периодические выплаты от должника в процедуре реструктуризации долгов (что не гарантирует погашения долга в полном объеме, так как план реструктуризации может быть отменен в случае неисполнения должником своих обязательств), либо получить лишь частичное удовлетворение своих требований за счет имущества должника в процедуре реализации имущества, но единовременно. Однако если исходить из самого существа процедуры реструктуризации как погашения долгов в течение длительного периода времени, доказывание недобросовестности таких действий должника представляется бесперспективным.

Например, в деле N А42-2869/2016 кредитор полагал, что введение в отношении должника процедуры реструктуризации долгов гражданина приведет исключительно к необоснованному затягиванию процедуры банкротства и ее удорожанию для должника, а также ущемит права кредиторов, которым причитается единовременная выплата стоимости реализованного имущества должника.

Однако суд установил присутствие признаков несостоятельности (банкротства) гражданина-должника, указав, что наличие у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, и регулярно получаемый доход в виде заработной платы свидетельствуют о правомерности введения судом в отношении его процедуры реструктуризации долгов гражданина (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2016 N 13АП-19126/2016 по делу N А42-2869/2016).

В другом деле кредитор также выступил против реструктуризации долгов, так как считал, что план реструктуризации является заведомо экономически неисполнимым, по его мнению, должником план реструктуризации был предложен не с целью реального восстановления своей платежеспособности и планомерного погашения задолженности перед кредиторами, а с целью затягивания исполнения своих обязательств по заключенным договорам и избегания ответственности.

Суд отклонил доводы кредитора, ссылаясь на наличие стабильного ежемесячного дохода должника и его супруги, дополнительного дохода от прибыли предприятия. По мнению суда, доводы кредитора носят лишь предположительный характер и не подтверждены доказательствами (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 07.11.2016 N Ф03-5186/2016 по делу N А73-14230/2015).

Возникают ситуации, когда должник не видит преимуществ процедуры реструктуризации и обращается в суд с заявлением о введении процедуры реализации имущества, ссылаясь на недостаточность доходов (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.06.2016 N 13АП-8828/2016 по делу N А56-85590/2015, в данном случае суд посчитал правомерным введение судом процедуры реструктуризации долгов гражданина). Такие действия, как правило, предпринимают должники, не имеющие большого объема имущества, на которое можно обратить взыскание.

Достаточно действенным методом борьбы с недобросовестными действиями должников является ограничение на выезд должника за пределы Российской Федерации.

Как следует из Постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2016 N 10АП-16280/2016 по делу N А41-98657/15, должник с даты введения процедуры реструктуризации долга осуществлял расходование значительных денежных средств, находясь за пределами Российской Федерации. Наличные денежные средства направлялись им не на погашение задолженности перед кредиторами, а на расходы должника в пределах, намного превышающих прожиточный минимум. На имя должника открыта дополнительная банковская карта к счету третьего лица в банке.

По мнению суда, данные обстоятельства свидетельствуют, что, вылетая за пределы Российской Федерации, должник может заниматься сокрытием денежных средств путем открытия и перевода денежных средств за пределы Российской Федерации. В связи с этим суд временно ограничил право должника на выезд гражданина из Российской Федерации.

Поскольку процедура реструктуризации долгов гражданина носит достаточно длительный характер, в настоящее время судебная практика по данному вопросу не имеет большого количества примеров недобросовестного поведения граждан.

 

Признание совершенных должником сделок недействительными и применение последствий недействительности

 

В пункте 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок, по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до и после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности, направленная на уменьшение конкурсной массы сделки по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

В процессе оспаривания сделки, совершенной должником, как правило, суд устанавливает, что должник на дату заключения сделки уже обладал признаками недостаточности имущества и неплатежеспособности, фактически сделка сторонами не исполнялась, таким образом, заключение оспоренной сделки было направлено на причинение вреда кредиторам. Она повлекла выбытие имущества, которое могло быть включено в конкурсную массу, и за счет которого могло быть осуществлено погашение требований кредиторов.

В судебной практике встречается масса примеров оспаривания таких сделок, это может быть, например:

1) договор купли-продажи, дарения имущества, в том числе недвижимого, долей в обществах в пользу родственников или иных заинтересованных лиц (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2017 N 17АП-7807/2016-ГК по делу N А60-58441/2015, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2016 N 07АП-7999/2016(1) по делу N А03-18957/2015, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.06.2016 N Ф01-1803/2016 по делу N А28-14566/2015, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2017 N 17АП-16744/2016-ГК по делу N А60-18999/2016, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 27.12.2016 N Ф10-5358/2016 по делу N А54-7747/2015, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31.01.2017 N Ф09-9760/16 по делу N А47-10533/2015);

2) договор купли-продажи имущества по заведомо заниженной цене (Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2016 N 19АП-3591/2016 по делу N А08-197/2016);

3) соглашение об уплате алиментов (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.10.2016 N Ф09-10052/16 по делу N А60-51936/2015, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2016 N 07АП-11157/2015(2), 07АП-11157/2015(3), 07АП-11157/2015(4), 07АП-11157/2015(5) по делу N А03-18961/2015);

4) сделка по предоставлению отступного в погашение несуществующего обязательства (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25.01.2017 N 07АП-653/2016(15), 07АП-653/2016(16) по делу N А27-22572/2015) и ряд других примеров.

Возникают случаи, когда должник создает искусственную кредиторскую задолженность, как, например, в следующем деле. Должник и адвокат заключили соглашение об оказании юридической помощи, по условиям которого размер вознаграждения (гонорара) адвоката определен сторонами в сумме 50 000 000 руб.

Суд первой инстанции, установив, что спорное соглашение составлено в 2016 году, тогда как в нем перечислены судебные дела, состоявшиеся в 2011 - 2015 годах, интересы должника в судебных заседаниях по перечисленным в соглашении делам представляло иное лицо, пришел к обоснованному выводу о том, что наличие у должника с адвокатом обязательственных правоотношений не подтверждено (не доказан факт оказания услуг), в связи с чем спорный договор является мнимой сделкой и направлен на создание искусственной задолженности кредитора и, как следствие, на нарушение прав и законных интересов кредиторов должника (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.02.2017 N 17АП-170/2017-ГК по делу N А60-27763/2016).

Следует отметить, что сделки, совершенные должниками-гражданами, признаются судами недействительными значительно чаще, чем сделки должников - юридических лиц. Связано это с тем, что совершение сделок для юридических лиц является неотъемлемой частью их повседневной хозяйственной деятельности, тогда как граждане в повседневной жизни совершают гораздо меньше сделок, связанных с уменьшением объема имущества, выводом активов. Выявление действительных намерений граждан при совершении сделок не составляет труда в условиях последовательного наращивания гражданами значительных долгов, чаще всего по кредитам. Нередко такие сделки заключаются в связи с банкротствами юридических лиц, в которых они являются руководителями и (или) учредителями (участниками). В таких случаях суд обращает пристальное внимание на действия должников, устанавливая их недобросовестное поведение.

 

Неприменение правил об освобождении от исполнения обязательств

 

В случаях, когда при рассмотрении дела о банкротстве будут установлены признаки преднамеренного или фиктивного банкротства либо иные обстоятельства, свидетельствующие о злоупотреблении должником своими правами и ином заведомо недобросовестном поведении в ущерб кредиторам (принятие на себя заведомо неисполнимых обязательств, предоставление банку заведомо ложных сведений при получении кредита, сокрытие или умышленное уничтожение имущества, вывод активов, неисполнение указаний суда о предоставлении информации и тому подобное), суд, руководствуясь статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, вправе в определении о завершении реализации гражданина должника указать на неприменение в отношении данного должника правила об освобождении от исполнения обязательств (п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве).

Так, например, по делу N А50-14079/2015 должник не исполнял определения суда, уклонялся от уплаты налогов без уважительных причин, в связи с чем суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии в данном случае оснований для применения правил об освобождении должника от исполнения обязательств (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.01.2017 N Ф09-11360/16 по делу N А50-14079/2015).

Отказывая должнику в освобождении от обязательств перед банком, суд установил, что на момент получения кредита в банке судимость должника за совершение преступления экономического характера не была снята либо погашена (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2017 N 11АП-1142/2017 по делу N А65-14688/2016).

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.02.2017 N 13АП-32152/2016 по делу N А26-687/2016: должник попал под исключение из общего правила освобождения от обязательств в связи с тем, что в ходе его уголовного преследования было выявлено включение им в налоговую декларацию заведомо ложных сведений.

Суд установил, что должник продал автомобиль меньше чем за год до возбуждения производства по делу о банкротстве, при этом не представил сведений о расходовании денежных средств, полученных от реализации автомобиля. Учитывая изложенное, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о наличии оснований для неприменения к должнику правил об освобождении должника от обязательств. (Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 01.03.2017 N 02АП-745/2017 по делу N А29-7512/2015.)

Должник увеличивал размер своей кредиторской задолженности таким образом, что он более чем в три раза превысил размер его доходов, из чего следует, что должник заведомо осознает невозможность погашения принятых на себя обязательств, в связи с чем суды пришли к обоснованным выводам об отсутствии в данном случае оснований для применения в отношении должника правил освобождения от долгов. (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16.12.2016 N Ф09-11353/16 по делу N А71-5858/2015.)

Суд не применил правила об освобождении от обязательств в отношении должника по кредитным договорам, признав действия должника при получении кредитов недобросовестными, поскольку должник предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита. (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 22.09.2016 N 10АП-12246/2016 по делу N А41-85129/15.)

В судебные заседания должница не являлась, судебную корреспонденцию не получала. Должницей не представлены документы о своем финансовом состоянии, месте работы, размере заработка. Запросы финансового управляющего проигнорированы. Установленные фактические обстоятельства свидетельствуют об уклонении должницы от предоставления полных и достоверных сведений о себе, погашения кредиторской задолженности перед кредиторами. Судом первой инстанции была установлена недобросовестность в действиях должницы при получении кредитов. (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2016 N 10АП-15412/2016 по делу N А41-92133/15.)

Как следует из материалов дела, основанием для неприменения в отношении должника правила об освобождении от исполнения обязательств послужили обстоятельства, установленные приговором Коряжемского городского суда Архангельской области от 19.03.2014 по делу N 1-29. Указанным выше приговором суда должник признан виновным в уклонении от уплаты налогов с физического лица (задолженность по которым включена в реестр требований кредиторов по настоящему делу) путем непредставления налоговой декларации и путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, совершенных в крупном размере, в связи с чем положения об освобождении от обязательств перед уполномоченным органом в отношении должника не подлежат применению. (Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2016 по делу N А05-7055/2015.)

Как видно из приведенных примеров, неприменение правил об освобождении граждан от обязательств перед кредиторами - одно из самых распространенных в судебной практике последствий недобросовестного поведения должника, имевшего место как до введения процедуры банкротства, так в период банкротства.

Неправомерные действия должников-граждан, лежащие в основе фиктивного и преднамеренного банкротства, широко проявляются в судебной практике последних лет. Наиболее распространенным это явление стало в сфере кредитования как физических, так и юридических лиц, когда граждане выступают поручителями по договорам юридического лица. В отличие от юридических лиц, Закон о банкротстве предусмотрел для граждан более ощутимые последствия недобросовестного поведения и злоупотребления правом в виде неприменения правил об освобождении от долгов. Однако вопрос исполнения судебных актов и погашения задолженности перед кредиторами при отсутствии имущества у должника остается актуальным как для физических, так и для юридических лиц.