Лишение специального права, предоставленного физическому лицу, является одним из десяти видов административных наказаний, которые входят в содержащийся в ст. 3.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) перечень применяемых мер ответственности (п. 5 ч. 1).

Отличие лишения специального права от иных наказаний заключается в том, что оно, в свою очередь, представляет собой совокупность нескольких разновидностей этого вида (например, лишение права управления разнообразными видами транспорта, лишение права на приобретение и хранение или хранение и ношение оружия и патронов к нему).

Поэтому назначение и исполнение лишения специального права регулируется не только нормами, носящими общий характер применительно к данной мере ответственности, но и положениями, отражающими специфику содержания конкретной разновидности указанного административного наказания.

Лишение физического лица ранее предоставленного ему специального права устанавливается за грубое или систематическое нарушение порядка пользования этим правом в случаях, предусмотренных статьями Особенной части КоАП РФ (ч. 1 ст. 3.8 КоАП РФ).

Кроме того, Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. N 49-ФЗ указанная норма была дополнена положением о том, что основанием применения рассматриваемой меры юридической ответственности является уклонение от исполнения иного административного наказания, назначенного за нарушение порядка пользования соответствующим правом.

Обращает на себя внимание тот факт, что в ст. 3.8 КоАП РФ, включающей общие положения, характеризующие лишение специального права, не содержится перечень разновидностей этого наказания (там упоминаются лишь лишение права управления транспортным средством и лишение права осуществлять охоту, причем имеется в виду только исключение определенных лиц из числа субъектов, которые могут быть привлечены к подобной ответственности).

Упомянутые разновидности перечислены в ч. 1 - 6 ст. 32.5 (а также, в менее детализированном изложении, в ст. 32.6) КоАП РФ, поскольку там регламентируется осуществление исполнительного производства применительно к лишению специального права.

С учетом этого представляется целесообразным далее рассмотреть особенности установления и применения отдельных разновидностей рассматриваемого административного наказания в той последовательности, в какой они изложены в ст. 32.5 КоАП РФ.

При этом следует иметь в виду, что отдельные особенности такого рода существовали и ранее, однако в последние годы прослеживается явная тенденция к увеличению их числа.

  1. Лишение права управления транспортным средством, за исключением трактора, самоходной машины и других видов техники.

Имеются в виду автомототранспортные средства (далее - транспортные средства), технические характеристики приведены в примечании к ст. 12.1 КоАП РФ, последняя редакция которого была дана Федеральным законом от 14 октября 2014 г. N 307-ФЗ.

Данная разновидность лишения специального права отличается не только наибольшей частотой применения из-за массового характера административных нарушений в области дорожного движения, в силу чего именно ей уделяется значительное внимание в юридической литературе <3>, но и целым рядом особенностей назначения и исполнения, которые будут проанализированы далее.

--------------------------------

<3> См., напр.: Якимов А.Ю., Кузин В.В., Горяинов А.И. Лишение права управления транспортными средствами за правонарушения в области дорожного движения: тенденции и перспективы // Право и государство: теория и практика. 2006. N 2. С. 49 - 53.

 

1.1. По общему правилу лишение специального права может устанавливаться и применяться только в качестве основного административного наказания. Исключение, установленное Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 196-ФЗ, составляет лишь лишение права управления транспортным средством (ч. 1 ст. 3.3 КоАП РФ).

Указанная разновидность лишения специального права применяется в качестве дополнительного административного наказания за совершение ряда деликтов в области дорожного движения, предусмотренных в главе 12 Особенной части КоАП РФ (ч. 2 ст. 3.3 КоАП РФ).

Имеются в виду следующие составы правонарушений:

- управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, повторное совершение указанных нарушений (соответственно ч. 1, 2 и 4 ст. 12.8 КоАП РФ);

- невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ); невыполнение требования Правил дорожного движения о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен, либо после того, как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника полиции, до проведения уполномоченным должностным лицом освидетельствования в целях установления состояния опьянения или до принятия тем же лицом решения об освобождении от проведения такого освидетельствования (ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ).

Следует иметь в виду, что с 15 июля 2015 г. ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ, предусматривающая ответственность за повторное совершение нарушения в виде управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, или передачи управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, признается утратившей силу.

Дело в том, что тем же Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 528-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации вводится ст. 264.1, устанавливающая ответственность за управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

В результате получилось, что одновременно из КоАП РФ исключается повышенная административная ответственность за повторное совершение нарушений, связанных с управлением транспортным средством в состоянии опьянения, которыми или одним из которых является передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения (ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ).

По нашему убеждению, необходимо оперативно устранить столь неожиданное последствие принятых законодательных решений, направленных на ужесточение борьбы с пьянством за рулем во всех его видах, внеся соответствующие изменения в содержание ст. 12.8 КоАП РФ.

Совершение всех административных деликтов, предусмотренных в ч. 2 ст. 3.3 КоАП РФ, влечет наложение штрафа с лишением права управления транспортными средствами. Очевидно, что сочетание данных видов наказаний отражает повышенную общественную опасность таких нарушений.

Упомянутым Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 196-ФЗ одновременно была повышена административная ответственность путем значительного увеличения размера штрафа (до 30000 руб.) за совершение некоторых нарушений, влекущих применение наиболее сурового наказания - административного ареста.

Речь идет о следующих деликтах:

- управление транспортным средством водителем, лишенным права управления (санкция - штраф, либо административный арест на срок до 15 суток, либо обязательные работы на срок от 100 до 200 часов, также введенные упомянутым Федеральным законом) (ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ);

- управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим либо лишенным права управления (санкция - административный арест на срок от 10 до 15 суток или наложение штрафа на лиц, в отношении которых в соответствии с КоАП РФ не может применяться административный арест) (ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ);

- невыполнение водителем, не имеющим либо лишенным права управления, законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (санкция аналогична установленной за указанное выше управление в состоянии опьянения) (ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ).

Принципиально важное значение имеет тот факт, что во всех перечисленных составах правонарушений к субъектам административной ответственности относится водитель, лишенный права управления, причем санкция в виде лишения права управления транспортными средствами отсутствует.

Это вызывает недоумение по двум причинам: 1) фактически речь идет о неоднократном (повторном или систематическом) совершении грубейших нарушений в области дорожного движения, поскольку ранее соответствующий водитель уже был лишен права управления; 2) в ч. 3 ст. 32.7 КоАП РФ имеется важное положение, предусматривающее назначение лишения специального права лицу, ранее уже подвергнутому данному виду наказания.

Оно содержит следующее правило исчисления срока лишения специального права: течение срока лишения такого права в случае назначения лицу, лишенному его, административного наказания в виде лишения того же права начинается со дня, следующего за днем окончания срока наказания, примененного ранее.

С учетом сказанного представляется необходимым использовать лишение права управления транспортными средствами в качестве дополнительного административного наказания в отношении водителей, лишенных права управления, установив такое наказание за совершение ими нарушений, предусмотренных в ч. 2 ст. 12.7, ч. 3 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ, и одновременно расширив перечень, имеющийся в ч. 2 ст. 3.3 КоАП РФ, путем включения в него соответствующих составов правонарушений в области дорожного движения.

1.2. Применительно к назначению лишения права управления транспортными средствами в ч. 3 ст. 3.8 КоАП РФ имеется следующее исключение: это наказание не назначается лицу, которое пользуется транспортным средством в связи с инвалидностью.

Однако здесь же установлены и исключения из приведенного правила в виде перечня составов административных правонарушений, совершение которых влечет привлечение к ответственности на общих основаниях, причем данный перечень имеет тенденцию к расширению.

Так, в первоначальной редакции указанного перечня речь шла об управлении транспортным средством в состоянии опьянения, уклонении от прохождения в установленном порядке медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также оставлении указанным лицом в нарушение установленных правил места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся (Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 210-ФЗ эта норма фактически была конкретизирована путем перечисления соответствующих частей статей Особенной части КоАП РФ: ч. 1 и 3 ст. 12.8, ст. 12.26, ч. 2 ст. 12.27).

Затем Федеральными законами от 10 июля 2012 г. N 116-ФЗ и от 23 июля 2013 г. N 196-ФЗ упомянутый перечень был дополнен, в результате чего в настоящее время в него включены следующие составы правонарушений в области дорожного движения:

- все деяния, связанные с управлением транспортным средством в состоянии опьянения (ст. 12.8 КоАП РФ);

- повторное совершение грубого нарушения правил движения через железнодорожные пути (ч. 3 ст. 12.10 КоАП РФ);

- повторное совершение грубого нарушения правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги или обгона (ч. 5 ст. 12.15 КоАП РФ);

- повторное совершение нарушения в виде движения во встречном направлении по дороге с односторонним движением (ч. 3.1 ст. 12.16 КоАП РФ);

- нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (ст. 12.24 КоАП РФ);

- невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП РФ);

- невыполнение соответствующих обязанностей в связи с дорожно-транспортным происшествием (ч. 2 и 3 ст. 12.27).

Критический анализ данного перечня позволяет сделать вывод о том, что он имеет некоторые недостатки. С одной стороны, его нельзя считать полным, поскольку в нем отсутствует, например, такой состав, как повторное совершение нарушения в виде превышения установленной скорости движения транспортного средства на следующую величину: более 60, но не более 80 км/час; более 80 км/час (ч. 7 ст. 12.9 КоАП РФ).

С другой стороны, в этот перечень включены два состава правонарушений, в санкциях которых лишение права управления транспортными средствами вообще отсутствует (ч. 3 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ).

Необходимо учесть, что Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 528-ФЗ, вступающим в силу с 15 июля 2015 г., указанные составы исключаются из рассматриваемого перечня, как и состав правонарушения, содержащийся в ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ, на что ранее уже было обращено внимание.

С нашей точки зрения, тенденция к расширению этого перечня заслуживает всяческой поддержки, поскольку наличие инвалидности не должно служить своеобразной "защитой" от такого наказания, как лишение права управления, предусмотренное за грубое или систематическое нарушение установленных правил.

Что касается содержания ч. 3 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ, то вопрос о целесообразности исправления сложившейся ситуации путем установления за данные нарушения (а равно и за некоторые другие деяния) санкции в виде лишения права управления транспортными средствами был рассмотрен ранее.

1.3. В ч. 3.1 ст. 4.1 КоАП РФ предусматривается, что в определенных случаях при назначении наказания лишение права управления транспортными средствами (а равно административный арест) подлежит замене штрафом в размере 5000 рублей.

Речь идет о случаях, когда одновременно имеют место следующие обстоятельства: 1) правонарушение в области дорожного движения выявлено и зафиксировано с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки (ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ); 2) в применяемой статье или части статьи гл. 12 КоАП РФ за совершение такого деликта установлено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами (или административного ареста), а наказание в виде штрафа отсутствует.

Отметим, что замена лишения права управления (и административного ареста) штрафом была введена несколько лет тому назад Федеральным законом от 23 июля 2010 г. N 175-ФЗ в силу того, что в противном случае некоторые грубые нарушения Правил дорожного движения, выявленные с помощью соответствующих специальных технических средств, работающих в автоматическом режиме, фактически могли остаться безнаказанными.

Остается непонятным то, что примерно через полтора года был принят Федеральный закон от 25 декабря 2012 г. N 252-ФЗ, предусмотревший специальные нормы, фактически содержащие аналогичное положение применительно к двум частным случаям.

Имеется в виду повторное нарушение правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги или обгона, квалифицируемое по ч. 5 ст. 12.15 КоАП РФ, и повторное несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги, квалифицируемое по ч. 3.1 ст. 12.16 КоАП РФ.

Указанные правонарушения влекут лишение права управления транспортными средствами (на срок один год), а в случае их фиксации соответствующими специальными техническими средствами - наложение штрафа в размере 5000 руб.

На наш взгляд, введение подобных специальных норм было бы оправдано только при условии усиления ответственности за совершение этих деликтов путем установления большего размера административного штрафа.

1.4. Имеется отличие и в исполнении наказания в виде лишения управления транспортными средствами, осуществляемом путем изъятия водительского удостоверения <4> (ч. 1 ст. 32.6 КоАП РФ). Конкретно речь идет о завершении исполнительного производства.

--------------------------------

<4> В ч. 1 ст. 32.6 КоАП РФ сделана оговорка о том, что изъятие водительского и иного удостоверения на право управления осуществляется в случае, если лицо лишено права управления всеми соответствующими видами транспортных средств. Именно таким образом применяется лишение права управления в отношении как автомототранспортных средств, так и транспортных средств других видов.

 

По общему правилу окончание данного производства применительно к лишению специального права происходит следующим образом: по истечении срока лишения специального права лицу, подвергнутому данному виду административного наказания, возвращаются изъятые у него документы, свидетельствующие о наличии соответствующего права (ч. 4 ст. 32.6 КоАП РФ).

Лишь относительно недавно неоднократно упомянутым Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 196-ФЗ в ч. 4 ст. 32.6 КоАП РФ была включена оговорка о том, что это не касается случаев, предусмотренных в ч. 4.1 указанной статьи.

Речь идет о двух исключениях из общего правила. Первое исключение заключается в следующем: при совершении правонарушений в области дорожного движения водительское удостоверение, изъятое у наказанного таким образом водителя, возвращается после проверки знания им Правил дорожного движения.

Второе исключение дополнительно касается совершения нарушений, связанных с управлением транспортным средством в состоянии опьянения (ч. 1 и 4 ст. 12.8, ч. 1 ст. 12.26 и ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ), о которых уже неоднократно упоминалось.

В соответствии с ч. 4.1 ст. 32.6 КоАП РФ в этих случаях для возврата водительского удостоверения требуется также медицинское освидетельствование водителя на наличие медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством.

Федеральным законом от 14 октября 2014 г. N 307-ФЗ перечень исключений, содержащихся в ч. 4.1 ст. 32.6 КоАП РФ, был дополнен положением о том, что для возврата водительского удостоверения водителю необходимо уплатить в установленном порядке наложенные на него штрафы за административные правонарушения в области дорожного движения.

Конкретизация юридических действий, связанных с возвратом водительских удостоверений, содержится в специальных Правилах возврата водительского удостоверения после утраты оснований прекращения действия права на управление транспортными средствами (далее - Правила), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2014 г. N 1191.

Если попытаться оценить рассмотренные ограничения, связанные с возвратом водительских удостоверений, то в отношении проверки знания Правил дорожного движения и проведения медицинского освидетельствования введение указанных законодательных новелл, обусловленных тем, что транспортные средства относятся к источникам повышенной опасности, заслуживает лишь одобрения.

Что касается уплаты штрафов, наложенных за совершение правонарушений, квалифицируемых по статьям гл. 12 КоАП РФ, то позиция может быть не столь однозначной.

С одной стороны, аналогичный юридический механизм воздействия на нарушителей отсутствует применительно ко всем иным разновидностям лишения специального права.

С другой стороны, массовость совершения таких административных деликтов предполагает целесообразность поиска неординарных подходов к реализации принципа неотвратимости наказания.

В этой связи уместно вспомнить о том, что в первоначальной редакции ст. 27.10 КоАП РФ было положение о том, что при совершении административного правонарушения, влекущего лишение права управления транспортным средством, у водителя изымается до вынесения постановления по делу водительское удостоверение и выдается временное разрешение на право управления транспортным средством до вступления в законную силу постановления по делу (ч. 3).

Впоследствии Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 210-ФЗ в приведенную норму были внесены изменения, касающиеся уточнения сроков действия временных разрешений, а относительно недавно с учетом объективных проблем организационного характера, возникающих при осуществлении контроля за соблюдением указанных сроков, ч. 3 ст. 27.10 КоАП РФ утратила силу в соответствии с Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 196-ФЗ.

Однако при этом следует иметь в виду, что в ст. 32.7 КоАП РФ имеется юридический механизм воздействия на водителей, уклоняющихся от исполнения наказания в виде лишения права управления транспортными средствами.

Прежде всего, обратим внимание на то, что Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 210-ФЗ в данную статью была введена ч. 1.1, установившая обязанность лица, лишенного специального права, в течение трех рабочих дней со дня вступления в законную силу постановления о назначении такого наказания сдать документы, предусмотренные в ч. 2 и 3 ст. 32.6 КоАП РФ, в орган, исполняющий этот вид административного наказания. Таким образом, указанная норма не касалась водителей транспортных средств.

Согласно Федеральному закону от 1 июля 2010 г. N 145-ФЗ в ч. 1.1 ст. 32.7 КоАП РФ внесены следующие изменения: 1) норма распространена на водителей; 2) сделана оговорка, что речь идет о документах, которые ранее не были изъяты в соответствии с ч. 3 ст. 27.10 КоАП РФ (впоследствии эта оговорка была исключена из-за того, что, как уже было отмечено, ч. 3 утратила силу); 3) норма дополнена положением о том, что в случае утраты соответствующих документов лицо, лишенное специального права, должно заявить об этой утрате в указанный орган в аналогичный срок.

Очень важное значение имеет ч. 2 ст. 32.7 КоАП РФ. В ее первоначальной редакции было установлено, что в случае уклонения лица, лишенного специального права, от сдачи соответствующего удостоверения (или иных документов) срок лишения этого права прерывается. Течение данного срока начинается со дня сдачи лицом либо изъятия у него соответствующего удостоверения (или иных документов).

Федеральным законом от 1 июля 2010 г. N 145-ФЗ рассматриваемая норма дополнена следующим положением: течение данного срока начинается также со дня получения органом, исполняющим такой вид административного наказания, заявления лица об утрате упомянутых документов.

Редакция анализируемой нормы уточнена Федеральным законом от 14 октября 2014 г. N 307-ФЗ: течение прерванного срока лишения специального права продолжается со дня наступления вышеуказанных событий.

  1. Лишение права управления трактором, самоходной машиной или другими видами техники. Имеются в виду транспортные средства, которые также участвуют в дорожном движении, в силу чего к их водителям лишение права управления транспортным средством применяется за совершение правонарушений, предусмотренных в гл. 12 КоАП РФ.

В этой связи следует обратить внимание на следующее: до недавнего времени в примечании к ст. 12.1 КоАП РФ прямо говорилось о том, что во всех статьях гл. 12 КоАП РФ (за исключением самой ст. 12.1) под транспортными средствами понимаются "также трактора, другие самоходные, дорожно-строительные и иные машины".

Однако в соответствии с Федеральным законом от 14 октября 2014 г. N 307-ФЗ приведенная формулировка была изменена. Теперь она носит бланкетный характер, поскольку под рассматриваемыми транспортными средствами следует понимать "также иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право".

2.1. С учетом того, что речь идет о транспортных средствах, принимающих участие в дорожном движении, все особенности, отмеченные в предыдущем разделе, имеют место и в отношении лишения права управления данными транспортными средствами.

Разумеется, следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 1 ст. 32.6 КоАП РФ при исполнении этой разновидности рассматриваемого наказания изъятию подлежит не водительское удостоверение, а удостоверение тракториста-машиниста (тракториста).

2.2. Кроме того, в отношении лишения права управления указанными транспортными средствами имеется дополнительная особенность, связанная с установлением специальной административной ответственности за нарушение правил или норм эксплуатации тракторов, самоходных, дорожно-строительных и иных машин и оборудования.

Согласно ст. 9.3 КоАП РФ за нарушение обеспечивающих безопасность жизни и здоровья людей, сохранность имущества, охрану окружающей среды правил или норм эксплуатации тракторов, самоходных, дорожно-строительных и иных машин, прицепов к ним, оборудования, надзор за техническим состоянием которых осуществляют соответствующие органы, предусмотрено лишение права управления транспортными средствами.

2.3. Что касается окончания исполнительного производства, то согласно ч. 4.1 ст. 32.6 КоАП РФ по истечении срока лишения специального права за совершение административных правонарушений, предусмотренных в ст. 9.3 и гл. 12 КоАП РФ, изъятое удостоверение тракториста-машиниста (тракториста) возвращается после проверки знания соответствующим лицом Правил дорожного движения и после уплаты в установленном порядке наложенных на него административных штрафов за административные правонарушения в области дорожного движения.

Таким образом, в данной норме имеется внутреннее противоречие, поскольку, как было отмечено ранее, в ст. 9.3 КоАП РФ установлена ответственность за нарушение не Правил дорожного движения, а правил или норм эксплуатации тракторов, самоходных, дорожно-строительных и иных машин, прицепов к ним и оборудования.

Представляется целесообразным оперативно внести соответствующие изменения в редакцию ч. 4.1 ст. 32.6 КоАП РФ. В противном случае остается неясным, знания каких правил подлежат проверке и какие штрафы должны быть уплачены для возврата удостоверения тракториста-машиниста (тракториста) при совершении нарушений, квалифицируемых по ст. 9.3 КоАП РФ.

  1. Лишение права управления судном (в т.ч. маломерным). В соответствии со статьями гл. 11 Особенной части КоАП РФ (ст. 11.5, 11.7, 11.8.1 и др.) речь идет о воздушных судах, судах на морском и внутреннем водном транспорте, а также маломерных судах.

Административное наказание в виде лишения права управления судном предусмотрено за отдельные нарушения правил безопасности эксплуатации воздушных судов и правил плавания судов на морском и внутреннем водном транспорте, а также маломерных судов.

Исполнение данного наказания осуществляется путем изъятия удостоверения на право управления соответствующими судами, включая маломерные суда (ч. 1 ст. 32.6 КоАП РФ).

3.1. В настоящее время какие-либо особенности применения лишения права управления судном отсутствуют. Однако следует помнить о том, что в соответствии с Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 35-ФЗ с 6 сентября 2015 г. лишение права управления транспортным средством будет применяться в качестве дополнительного административного наказания за совершение одного из правонарушений в области водного транспорта.

Имеется в виду несоблюдение судоводителем или иным лицом, управляющим судном (в т.ч. маломерным) на морском транспорте, мер по обеспечению безопасности судоходства в зонах безопасности, установленных вокруг искусственных островов, установок и сооружений, расположенных на континентальном шельфе Российской Федерации (ч. 1 ст. 11.7.1 КоАП РФ).

Указанное правонарушение влечет наложение штрафа в размере от 100000 до 300000 руб. с лишением права управления судном на срок до трех лет.

3.2. На наш взгляд, в отношении лишения права управления судном к особенностям следовало бы отнести наличие определенных пробелов в установлении административной ответственности, в т.ч. в виде лишения права управления, за нарушения вышеуказанных правил.

Так, за нарушения Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшие причинение легкого вреда или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (отметим, что административная ответственность за причинение средней тяжести вреда здоровью была введена Федеральным законом от 22 апреля 2005 г. N 38-ФЗ, поскольку ранее была осуществлена декриминализация данного деяния), установлено лишение права управления транспортными средствами (ч. 1 и 2 ст. 12.24 КоАП РФ).

Нормы аналогичного характера, предусматривающие лишение права управления воздушным судном в случае нарушения правил безопасности эксплуатации воздушных судов, повлекшего те же последствия, были включены в ч. 1 и 2 ст. 11.5 КоАП РФ Федеральным законом от 21 декабря 2009 г. N 336-ФЗ.

Однако применительно к нарушениям правил плавания судов на морском и внутреннем водном транспорте, а также маломерных судов подобная ответственность отсутствует и по сей день.

Еще один пример. В ч. 1 и 2 ст. 12.7, ч. 3 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ установлена повышенная административная ответственность водителей, как не имеющих права управления, так и лишенных его, за совершение нарушений, связанных с управлением транспортным средством (эти деликты достаточно подробно были рассмотрены ранее).

В то же время в ч. 4 ст. 11.5 и ч. 2 ст. 11.8 КоАП РФ речь идет об управлении соответственно воздушным судном и судном на водном транспорте только лицом, не имеющим права управления таким судном.

С учетом того, что все транспортные средства в соответствии со ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации относятся к источникам повышенной опасности, существующее положение, на наш взгляд, требует принятия соответствующих мер законодательного характера <5>.

--------------------------------

<5> В этой связи следует также обратить внимание на отсутствие до настоящего времени в ст. 11.1 КоАП РФ административной ответственности в виде лишения права управления за грубые нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта (например, за управление пассажирским поездом или железнодорожным подвижным составом в состоянии опьянения, а также за другие деликты подобного рода).

 

  1. Лишение права на эксплуатацию радиоэлектронных средств или высокочастотных устройств. Под указанными средствами и устройствами понимаются технические средства, оборудование или приборы, упомянутые соответственно в примечаниях 1 и 2 к ст. 13.3 КоАП РФ.

При этом использование радиоэлектронных средств и (или) высокочастотных устройств, предназначенных для индивидуального приема программ телевизионного вещания и радиовещания, а также для использования изделий бытовой электроники, не содержащих радиоизлучающих устройств, не влечет административной ответственности (примечание 3 к той же статье КоАП РФ).

Исполнение рассматриваемого наказания должно осуществляться путем изъятия и хранения (в течение срока лишения) специального разрешения на эксплуатацию радиоэлектронных средств или высокочастотных устройств. Порядок такого изъятия устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственный надзор за связью в Российской Федерации (ч. 2 ст. 32.6 КоАП РФ).

4.1. Главная "особенность" этой разновидности лишения специального права заключается в том, что, несмотря на наличие юридического механизма исполнения соответствующего наказания, оно до настоящего времени вообще не предусмотрено статьями Особенной части КоАП РФ (ст. 13.3 и 13.4).

Причина такой парадоксальной ситуации кроется в следующем: в процессе работы над проектом КоАП РФ было принято решение отказаться от повторности в качестве квалифицирующего признака составов административных правонарушений.

Именно поэтому из проекта были исключены положения, предусматривавшие лишение права на эксплуатацию радиоэлектронных средств или высокочастотных устройств за повторное совершение некоторых нарушений. Однако при этом "по недосмотру" были оставлены нормы, касающиеся осуществления исполнительного производства, которые в итоге вошли в принятую редакцию текста КоАП РФ <6>.

--------------------------------

<6> См., напр.: Якимов А.Ю. Меры административного принуждения (Комплексный подход к формированию механизма правоприменения) // Государство и право. 2008. N 7. С. 84 - 85.

 

  1. Лишение права осуществлять охоту. Данная формулировка рассматриваемой разновидности наказания в виде лишения специального права была введена Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ (до это го использовалось другое словосочетание: лишение права охоты).

5.1. Особенность, связанная с назначением такого наказания, заключается в том, что лишение права осуществлять охоту не может применяться к лицам, для которых она является основным законным источником средств к существованию (ч. 4 ст. 3.8 КоАП РФ).

До недавнего времени приведенная норма не имела исключений, однако Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 201-ФЗ определено, что это не касается случаев, предусмотренных в ч. 1.2 ст. 8.37 КоАП РФ.

Речь идет о норме, включенной в Особенную часть КоАП РФ тем же Федеральным законом, которой установлена ответственность за осуществление охоты с нарушением установленных правилами охоты сроков охоты (за исключением случаев, если допускается осуществление охоты вне установленных сроков) либо осуществление охоты недопустимыми для использования орудиями охоты или способами охоты.

Обратим внимание на то, что в соответствии с ч. 1.2 ст. 8.37 КоАП РФ может быть применено лишение права осуществлять охоту на срок от одного года до двух лет.

Отмеченное имеет важное значение, поскольку совершение некоторых других нарушений, не упомянутых в вышеуказанном исключении, влечет больший максимальный срок лишения права осуществлять охоту - от одного года до трех лет.

Имеются в виду ч. 2 ст. 7.11 КоАП РФ (добыча копытных животных и медведей, относящихся к охотничьим ресурсам, без разрешения, если разрешение обязательно, либо с нарушением условий, предусмотренных разрешением) и ч. 1.1 ст. 8.37 КоАП РФ (повторное в течение года нарушение правил охоты, за исключением случаев, предусмотренных в ч. 1.2 и 1.3 этой статьи), которые также были введены Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 201-ФЗ.

С учетом того, что санкция должна соответствовать степени общественной опасности совершенного деяния, отсутствие возможности применять за указанные правонарушения лишение права осуществлять охоту к лицам, для которых она является основным законным источником средств к существованию, вызывает обоснованные вопросы.

Особенно это касается нарушений, предусмотренных в ч. 2 ст. 7.11 КоАП РФ, т.к. санкция данной нормы представляет собой безальтернативное лишение права осуществлять охоту. Получается, что фактически нарушитель остается безнаказанным.

5.2. Исполнение наказания в виде лишения права осуществлять охоту производится путем аннулирования охотничьего билета (ч. 3 ст. 32.6 КоАП РФ). Данное положение было введено в КоАП РФ Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ.

До этого времени предусматривалось, что суть исполнительного производств заключается в изъятии охотничьего билета. С учетом того, что охотничьи билеты ранее выдавались не только государственными органами, но и общественными охотничьими организациями, одно и то же лицо могло одновременно иметь несколько таких билетов.

Такое положение, существовавшее на протяжении целого ряда лет, объективно требовало кардинального изменения, на что неоднократно обращалось внимание в юридической литературе <7>.

--------------------------------

<7> См., напр.: Комментарий к Кодексу об административных правонарушениях / под общ. ред. Н.Г. Салищевой (автор комментария к ст. 32.6 - Якимов А.Ю.). 6-е изд., перераб. и доп. М., 2009. С. 1086 - 1087.

 

В соответствии со ст. 21 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" охотничий билет является документом единого федерального образца без ограничения срока и территории его действия, в силу чего имеет учетные серию и номер.

Охотничий билет выдается органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации и признается действующим со дня внесения сведений о нем в государственный охотхозяйственный реестр.

Этот документ аннулируется тем же органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Порядок его выдачи и аннулирования устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Согласно Приказу Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 20 января 2011 г. N 13 "Об утверждении порядка выдачи и аннулирования охотничьего билета единого федерального образца, формы охотничьего билета" данный документ признается аннулированным со дня внесения сведений о его аннулировании в государственный охотхозяйственный реестр (п. 24) и подлежит возврату в выдавший его уполномоченный орган в течение месяца со дня получения уведомления об аннулировании охотничьего билета (п. 25).

В то же время в соответствии с ч. 1.1 ст. 32.7 КоАП РФ (введенной Федеральном законом от 24 июля 2007 г. N 210-ФЗ) документ, предусмотренный в ч. 3 ст. 32.6 КоАП РФ, которым является охотничий билет, должен быть сдан лицом, лишенным специального права, в орган, исполняющий такой вид административного наказания (в случае утраты упомянутого документа данное лицо должно заявить об этом в указанный орган), в течение трех рабочих дней со дня вступления в законную силу постановления о назначении наказания.

При этом следует отметить, что ни в КоАП РФ, ни в рассмотренном ведомственном нормативном правовом акте не предусматривается изъятие охотничьего билета в случае, если лицо, подвергнутое наказанию в виде лишения права осуществлять охоту, уклоняется от его возврата.

5.3. Данное исполнительное производство имеет еще одну важную особенность: оно не ограничивается аннулированием охотничьего билета. Дело в том, что в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" к нарушителю применяются дополнительные меры административного принуждения.

Так, в случае аннулирования охотничьего билета осуществляется аннулирование лицензии на приобретение охотничьего оружия и (или) разрешения на хранение или хранение и ношение охотничьего оружия (п. 4 ч. 1 ст. 26).

В свою очередь, при аннулировании в установленном порядке указанных лицензии и (или) разрешения производится изъятие оружия и патронов к нему (п. 1 ч. 1 ст. 27).

С учетом изложенных особенностей исполнения анализируемой разновидности лишения специального права представляется необходимым гармонизировать соответствующие правовые нормы в целях "отладки" всех элементов юридического механизма осуществления исполнительного производства.

  1. Лишение права на приобретение и хранение или хранение и ношение оружия и патронов к нему. Эта разновидность лишения специального права введена Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 398-ФЗ.

Говоря о данной мере ответственности, следует иметь в виду те виды и разновидности оружия, которые упоминаются в Административных регламентах МВД России, предусматривающих выдачу гражданам Российской Федерации лицензий на приобретение соответствующего оружия.

Указанные Регламенты утверждены Приказами МВД России от 23 апреля 2012 г. N 355, от 25 апреля 2012 г. N 360, от 26 апреля 2012 г. N 366, от 11 мая 2012 г. N 501, от 14 мая 2012 г. N 508.

6.1. Применение лишения права на приобретение и хранение или хранение и ношение оружия и патронов к нему также имеет отличительную особенность, в т.ч. по сравнению с лишением права осуществлять охоту.

Ранее уже было отмечено, что в настоящее время ч. 3 ст. 27.10 КоАП РФ, содержавшая положение о том, что при совершении нарушения, влекущего лишение права управления транспортным средством, у водителя изымается водительское удостоверение до вынесения постановления по делу, утратила силу.

В действующей редакции ст. 27.10 КоАП РФ имеется лишь норма общего характера, предусматривающая изъятие документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения нарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотре транспортного средства (ч. 1).

В то же время в ч. 2 ст. 26 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" установлено, что в случаях выявления нарушения гражданином установленных правил хранения, ношения, уничтожения, изготовления, продажи, передачи, перевозки, транспортирования или использования оружия и патронов к нему, а также пересылки гражданином оружия выданные ему лицензия на приобретение оружия и (или) разрешение на хранение или хранение и ношение оружия временно изымаются до принятия окончательного решения в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Данное положение не в полной мере корреспондирует и другим нормам КоАП РФ. Дело в том, что лишение права на приобретение и хранение или хранение и ношение оружия является санкцией в следующих составах правонарушений, содержащихся в статьях Особенной части КоАП РФ:

- нарушение правил хранения, ношения или уничтожения оружия и патронов к нему гражданами, за исключением случая, предусмотренного в ч. 4.1 ст. 20.8 (ч. 4 ст. 20.8);

- ношение огнестрельного оружия лицом, находящимся в состоянии опьянения (ч. 4.1 ст. 20.8);

- невыполнение лицом, осуществляющим ношение огнестрельного оружия, законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ч. 4.2 ст. 20.8);

- нарушение правил использования оружия и патронов к нему (ч. 3 ст. 20.12);

- стрельба из оружия в населенных пунктах или в других не отведенных для этого местах (ч. 2 ст. 20.13);

- действие, предусмотренное в ч. 2 ст. 20.13, совершенное группой лиц либо лицом, находящимся в состоянии опьянения (ч. 3 ст. 20.13).

Таким образом, составы правонарушений, содержащиеся в ч. 2 ст. 26 Федерального закона "Об оружии" и упомянутых статьях Особенной части КоАП РФ, совпадают лишь частично.

По нашему убеждению, в целях пресечения совершения указанных и иных нарушений, непосредственно касающихся обращения с оружием, а также обеспечения эффективного осуществления исполнительного производства следует гармонизировать соответствующие нормы Федерального закона "Об оружии" и КоАП РФ.

6.2. Исполнение лишения права на приобретение и хранение или хранение и ношение оружия и патронов к нему осуществляется путем: 1) аннулирования лицензии на приобретение оружия и (или) разрешения на хранение или хранение и ношение оружия и патронов к нему; 2) изъятия оружия и патронов к нему (ч. 3.1 ст. 32.6 КоАП РФ).

Приведенная норма соответствует положениям Федерального закона "Об оружии" (п. 2 ч. 1 ст. 26 и п. 1 ч. 1 ст. 27), содержание которых было описано ранее применительно к лишению права осуществления охоты.

Несмотря на то что рассматриваемая разновидность лишения специального права, как уже было отмечено, введена Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 398-ФЗ, изменения в неоднократно упомянутую ч. 1.1 ст. 32.7 КоАП РФ были внесены относительно недавно Федеральным законом от 14 октября 2014 г. N 307-ФЗ.

Имеется в виду установление обязанности лица, лишенного специального права, в течение трех рабочих дней со дня вступления в законную силу постановления о назначении такого наказания сдать документы, предусмотренные в ч. 3.1 ст. 32.6 КоАП РФ, в орган, исполняющий данный вид административного наказания, а в случае их утраты заявить об этом в указанный орган в тот же срок.

В п. 149 Административного регламента исполнения Министерства внутренних дел Российской Федерации государственной функции по контролю за оборотом гражданского, служебного и наградного оружия, боеприпасов, патронов к оружию, сохранностью и техническим состоянием боевого ручного стрелкового и служебного оружия, находящегося во временном пользовании у граждан и организаций, а также за соблюдением гражданами и организациями законодательства Российской Федерации в области оборота оружия, утвержденного Приказом МВД России от 29 июня 2012 г. N 646, предусмотрено, что при аннулировании вышеупомянутых лицензий или разрешений осуществляется их изъятие.

Окончание рассматриваемого исполнительного производства имеет отличительную особенность, связанную с наличием определенного периода, в течение которого гражданин не имеет права обращения с целью возврата себе специального права, которого он лишен.

Согласно п. 151 упомянутого Административного регламента в случае аннулирования соответствующих лицензии или разрешения гражданин вправе повторно обратиться за их получением по истечении 1 года со дня окончания срока назначения административного наказания в виде лишения права на приобретение оружия либо права на хранение или хранение и ношение оружия (или со дня устранения обстоятельств, исключающих в соответствии с Федеральным законом "Об оружии" возможность получения указанных документов).

В заключение представляется возможным сформулировать следующие основные выводы:

- наличие особенностей установления и применения отдельных разновидностей лишения специального права объективно обусловлено тем, что эти разновидности имеют отличия, касающиеся как содержания, так и процессуальных форм рассмотренных мер административного принуждения;

- нормативная правовая основа назначения и исполнения отдельных разновидностей лишения специального права имеет определенные недостатки в виде пробелов, коллизий и внутренних противоречий;

- наряду с устранением отмеченных и иных недостатков целесообразно осуществить разумную унификацию указанной нормативной правовой основы, что позволит повысить эффективность применения существующих разновидностей лишения специального права.