Содержание здесь: Уголовное дело полковника Х. о подбрасывании ему наркотиков ФСБ России

Как подбрасывают наркотики в Москве. Ноу-Хау ФСБ

В конце 2014 года ко мне обратились друзья бывшего полковника впоследствии «почившего в бозе» наркоконтроля (ФСКН России). Назовем его полковник Х.

Они сообщили, что Х. находится в одном из отделов МВД Москвы (отдел Т-Н), задержан в порядке ст.91 УПК РФ, предъявлено обвинение по ч.2 ст.228 УК РФ (хранение наркотических средств в крупном размере). На следующий день он был арестован судом N. и помещен в следственный изолятор на севере Москвы.

Обстоятельства случившегося таковыКак подбрасывают наркотики в Москве. Ноу-Хау ФСБ

За неделю до нового 2015 года Х. днём заселился в гостиницу «Салют», где, в тот же день вечером, к нему в номер ворвались, выбив дверь номера, спецназ ФСБ и два оперативных сотрудника ФСБ, обосновывая свои действия исполнением постановления следователя Р. Следственного комитета России о приводе его, как свидетеля по другому уголовному делу.

Ворвавшись в номер, сотрудники ФСБ пригорюнились, ведь полковник был … абсолютно голый, поскольку только что принял душ. Вот незадача то, ни тебе зашитых карманов, которые можно разорвать и пихнуть туда пакеты, ни носков, в которые можно также что-нибудь запихать.

Что делать? Что делать?

Но на то они и сотрудники ФСБ, их долго готовили, и они отличники боевой и политической подготовки. Кроме того их все боятся, начиная от сотрудников охраны гостиницы и заканчивая прокурорскими и судейскими работниками. Поэтому им МОЖНО ВСЁ!

Эврика! Полковника положили на кровать лицом вниз, надели наручники за спиной и накрыли простыней с головой. Так он и пролежал полчаса. В это время с его вещами производились некие манипуляции, а руки натирали каким-то веществом, нанесенным на что-то, похожее по тактильным ощущениям, на тряпку (руки то за спиной, а голова лицом вжата в кровать).

Всё! Дело сделано! Теперь можно отойти в сторону (не охота мараться) и дать поработать специально обученным и вызванным для этого операм из УВД по ЗАО, специализирующимся по линии наркотиков, а также местным спецам из ОВД Т-Н. Как потом пояснял полковник, хорошо знакомый в силу профессиональных обязанностей, с особенностями работы фэбов (сотрудников ФСБ, они же фейсы, они же форбсы, они же…), что это нормальная практика – отойти в сторону после провокации, что бы всегда можно было сказать «это не мы, это они (менты, прокурорские, судейские) виноваты».

Несколько слов о личности полковника Х. Это хорошо образованный, разносторонне развитый, не побоюсь этого слова – талантливый человек (даже пишет стихи), учёный (кандидат экономических наук), если и не спортсмен, то физически развитый, ведущий здоровый образ жизни мужчина средних лет, выглядящий очень молодо, но страдающий головными болями и мигренями (важное обстоятельство в этом деле) из-за травм, полученных в молодости, при занятиях спортом. В шутку мы с коллегой называли его: мастер спорта майор Чингачгук. Он не обижался.

Возвращаясь к происшествию, следует отметить, что никого, кроме сотрудников ФСБ в гостиничном номере не было. То есть ни понятых, ни оперов УВД, ни ментов из местной ментовки. Однако после описанных выше манипуляций с личными вещами и руками Х. в воздухе номера прозвучали слова:

«Наркотики».

Как подбрасывают наркотики в Москве. Ноу-Хау ФСБ

Далее все происходило скучно и обыденно. Фэбы вызвали томящихся в машине возле гостиницы несколько часов оперов по лини НОН (незаконный оборот наркотиков) УВД ЗАО. Посовещавшись все вместе, решили вызвать СОГ (следственно-оперативная группа). Приехала дознаватель отдела Т-Н с экспертом-криминалистом. Ещё посовещавшись, решили позвать понятых – двух представителей общественности – сотрудников охраны гостиницы. Отметим, что понятыми были выбраны лица абсолютно независимые ни в плане трудовых отношений, ни в плане экономической и служебной зависимости. Это, конечно, сарказм.

Дознаватель К. составила протокол осмотра места происшествия, впоследствии неоднократно фальсифицированный ею же, изъяла этим протоколом вещи Х., в том числе два пакета с сыпучим веществом растительного происхождения. Пакеты отправлены на исследование, которое было проведено и составлено заключение днём, предшествовавшим дню задержания! Далее на химическую экспертизу (которая, по имеющимся документам в уголовном деле, попросту не проводилась, выводы были подогнаны под методические данные). Х. был направлен на медицинское освидетельствование и производство смывов с ладоней и срезов ногтей рук.

Несколько слов об адвокатах - защитниках присутствовавших при предъявлении обвинения и избрании меры пресечения. При предъявлении обвинения защитник не заявил ни об одном нарушении, хотя всё это уголовное дело сплошное нарушение закона, фальсификация, и факт его существования свидетельствует о необходимости привлечения к уголовной ответственности не менее 10-15 сотрудников МВД, ФСБ, прокуратуры и суда.

Бесплатный адвокат (другой) поприсутствовала в N. суде, человек был арестован, апелляционная жалоба на арест не заявлена.

Вот такая картина гуашью предстала передо мной и адвокатом Московской городской коллегии адвокатов Натальей Владимировной Андреевой, также приглашенной для защиты полковника.

Н.В. Андреева - известный и опытный адвокат, участвовавшая, в том числе, в громком «маковом» деле. Меня же пригласили, поскольку я знаком с полковником около 30-ти лет. Я долго отказывался, обоснованно считая, что Х. будет осужден несмотря ни на что и согласился участвовать в деле лишь исходя из возможности, хоть как-то, облегчить его участь, поскольку был уверен в совершении в отношении него преступления. К сожалению, мои худшие опасения оправдались.

Это очень долгое дело. Это так называемое «заказное» дело – месть за службу в органах ФСКН. Оно длится четвертый год (на март 2018). В нём есть всё, что нельзя делать и прямо запрещено уголовным и уголовно-процессуальным законом. Это и фальсификации главных и второстепенных доказательств и материалов уголовного дела, это и прямое нарушение закона о неприкосновенности жилища и личности, это и лжесвидетельские показания сотрудников МВД и ФСБ, хищение личного имущества сотрудниками ФСБ при проведении обыска, это и бездействие и покрытие преступлений прокуратурой, это и не проведение экспертизы и фальсификация ее результатов, это и круговая порука, покрытие преступлений судами различных инстанций, подтасовка доказательств, нарушение права на защиту, немотивированный отказ в ходатайствах защиты, неисследование вещественного доказательства, положенного в основу приговора, инквизиционный судебный процесс, отсутствие эффективного судебного контроля в последующих инстанциях и в порядке ст.125 УПК РФ, и многое другое.

Продолжение следует…