Содержание здесь: Уголовное дело полковника Х. о подбрасывании ему наркотиков ФСБ России

Определение об отмене первого приговора

Собственно само определение.

 

судья   Б.                                                дело № 10-ххххх/2016

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ  ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

город  Москва                                                        31 августа  2016 года

 

Судебная  коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего  судьи Неделиной О.А.,

судей  Соловьевой Т.П.,  Лобочкиной В.И.,

при секретаре Матвеевой М.С.,

с участием:

прокурора апелляционного отдела  уголовно-судебного управления  прокуратуры г. Москвы Уварова В.В.,

защитников – адвокатов: Андреевой Н.В.,  предоставившей удостоверение № и ордер № от  года, Моисеева А.В., предоставившего удостоверение №  и ордер № от  года,

осужденного Х.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Х. и адвокатов Андреевой Н.В., Моисеева А.В.  на приговор N. районного суда г. Москвы от 05 мая 2016 года, которым

Х., 

осужден   по ч.2 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде  лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев,  с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения, в виде заключения под стражу, до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения. 

Срок отбытия наказания исчислен с 05 мая 2016 года, с зачетом фактического задержания и содержания под стражей, с 23 декабря 2014 года по 04 мая 2016 года включительно. 

Приговором  разрешен вопрос о вещественных доказательствах. 

 

Заслушав доклад судьи Соловьевой Т.П., выслушав участников процесса по  доводам апелляционных жалоб, судебная коллегия        

 

УСТАНОВИЛА:

                                                                   

Приговором суда Х. признан виновным в  незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, а именно  в том, что он до  часов  минут года в  номере № гостиницы , расположенной по адресу: гор.Москва, , хранил наркотические средства:   производное метилового эфира 3-метил-2-(1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамидо) бутановой кислоты, N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамид, хинолин-8-ил-1-пентил-1Н-индол-3-карбоксилат, общей массой грамм, что является крупным размером.

 Обстоятельства преступного деяния подробно изложены в приговоре.

В судебном заседании Х. вину в совершении преступления  не признал,  отрицая причастность к хранению наркотических средств.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Х. считает приговор незаконным, необоснованным, указывая на то, что судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона; выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; грубо  нарушено его право на защиту, поскольку суд не проверил его версию о непричастности к преступлению, выступив на стороне обвинения; судом необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайств стороны защиты о проведении дактилоскопической экспертизы, ДНК-исследовании, что подтвердило бы его непричастность к хранению наркотических средств, а также незаконно отказано в вызове и допросе следователей С., М., Р., К., Р., свидетеля М., эксперта-криминалиста Ф., нотариуса Я.; не проверены доводы о том, что понятой Ц. при осмотре места происшествия не присутствовал, в судебном заседании он допрошен не был; необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о приобщении к делу ответа из  УВД на запрос стороны защиты, касаемый места жительства указанного понятого; необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о проведении ему (Х.) психофизиологического исследования с использованием полиграфа;  судом было нарушено право на справедливое и беспристрастное судебное разбирательство, поскольку необоснованно было отказано в приобщении к материалам дела протоколов адвокатского опроса свидетелей К., К., Ф., Ф., специалиста Л.; необоснованно критически оценены заключения специалистов В., Р., а также свидетелей А., А., А., К., К., П.; показания свидетелей М. и М., а также специалиста Р. не приведены в приговоре и им не дана оценка; ссылается на то, что заключение судебной химической экспертизы было выполнено с грубейшими нарушениями ст.8 Закона «О государственной судебной экспертной деятельности в РФ» и ст. 204 УПК РФ; согласно заключению специалиста В., вещество, незаконное хранение которого ему (Х.) вменяют, не входит в перечень, утвержденный Постановлением Правительства РФ для целей ст. 228 УК РФ; описание представленных на экспертизу материалов не соответствует их описанию в постановлении о назначении судебной химической экспертизы, что ставит под сомнение проведение экспертного исследования в отношении изъятых, а не каких-либо иных объектов; обвинительное заключение составлено с нарушением положений ст. 220 УПК РФ, поскольку в нем отсутствует часть страниц, имеются не соответствующие действительности ссылки на листы дела, и без указания томов, к которым они относятся; выводы суда о том, что он находился в состоянии наркотического опьянения в момент задержания, являются необоснованными; судом  необоснованно отклонены поданные стороной защиты и специалистом Воронковым замечания на протокол судебного заседания. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении него прекратить.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокаты Моисеев и Андреева считают приговор незаконным, необоснованным, указывают на то, что судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, грубо нарушено право Х. на защиту; выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Приводят доводы, аналогичные доводам, изложенным в апелляционной жалобе осужденного Х., а кроме этого, ссылаются на то, что судом необоснованно отказано стороне защиты в вызове и допросе, кроме указанных в жалобе осужденного лиц, свидетеля К.;  незаконно отказано в приобщении к материалам дела, проверки и оценки  заключения специалиста О.; незаконно отказано в осмотре вещественного доказательства, и поскольку вещественное доказательство в судебном заседании не исследовалось, суд необоснованно сослался на него в приговоре; судом был установлен факт внесения в протокол осмотра места происшествия дописок, т.е. протокол является сфальсифицированным, что влечет признание этого доказательства недопустимым, и вместе с тем положил данный протокол в основу приговора;  справка об исследовании, якобы, изъятого у Х. наркотического средства, была составлена за  часов до его задержания и изъятия  данного средства; осмотр гостиничного номера, используемого Х. в качестве временного жилища, был произведен незаконно, без судебного решения, чем было нарушено право осужденного на неприкосновенность жилища, вследствие чего следственное действие - осмотр места происшествия, является недопустимым доказательством и не может быть положено в основу обвинения; необоснованно не приняты во внимания показания специалистов-полиграфологов А. и К.; приводят  обстоятельства, изложенные в заключении эксперта, постановлениях следователя  о сдаче вещественных доказательств и непризнании предметов вещественными доказательствами,  протоколе осмотра предметов и делают выводы о том, что опечатанный конверт с наркотическими средствами дважды вскрывался лицами, проводившими предварительное расследование; указывают на то, что изложенное в постановлениях о возбуждении уголовного дела, о привлечении Х. в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении вещество N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индозил-3-карбоксамид не входит в Список 1 перечня Наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, следовательно действия Х. по хранению инкриминируемого ему вещества не являются уголовно наказуемыми, при этом суд, осудив Х. за хранение  вещества N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамид, в нарушение требований ст. 252 УПК РФ, вышел за пределы предъявленного осужденному обвинения; указывают на нарушения требований действующего законодательства при производстве судебной химической экспертизы, что подтверждается выводами специалиста Воронкова, которые судом необоснованно не приняты во внимание. Просят приговор отменить и дело прекратить.  

В судебном заседании осужденный Х.и адвокаты Андреева, Моисеев доводы апелляционных жалоб поддержали, сославшись на незаконное осуждение Х.,  а также на нарушения уголовно-процессуального закона на предварительном следствии и в судебном заседании, просили приговор отменить, в отношении Х. уголовное дело прекратить.  

Прокурор Уваров просил апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор суда - без изменения, указывая на его обоснованность, законность и справедливость.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах осужденного и адвокатов выслушав участников судебного заседания,  судебная коллегия   приходит к следующему. 

Согласно  п.5 ст. 389.15 УПК РФ, основанием для отмены судебного решения в апелляционном порядке является существенное нарушение уголовно-процессуального закона, а также   выявление обстоятельств, указанных в ч.1 п.1 ст. 237 УПК РФ, в соответствии с которой судья возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом, если обвинительное заключение  составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесенного иного решения на основании данного заключения.

Согласно ч.1 ст. 252  УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. 

Судом  эти требования закона по данному уголовному делу не выполнены.

Как следует из материалов уголовного дела, года следствием Х. предъявлено обвинение в совершении незаконного хранения без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере, а именно в хранении наркотических средств:  производное метилового эфира 3-метил-2-(1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамидо) бутановой кислоты, N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индозил-3-карбоксамид, хинолин-8-ил-1-пентил-1Н-индол-3-карбоксилат, общей массой грамм, что является крупным размером.

В обвинительном заключении в отношении Х. также указано, что тот хранил наркотические средства:   производное метилового эфира 3-метил-2-(1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамидо) бутановой кислоты, N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индозил-3-карбоксамид, хинолин-8-ил-1-пентил-1Н-индол-3-карбоксилат.

 Между тем, признавая Х. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ, суд указал, что тот хранил наркотические средства:   производное метилового эфира 3-метил-2-(1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамидо) бутановой кислоты, N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамид, хинолин-8-ил-1-пентил-1Н-индол-3-карбоксилат.

Таким образом,  Х.был признан виновным в хранении иных наркотических средств, нежели тех, в хранении которых он обвинялся следственными органами, вследствие чего суд, в нарушение положений ст. 252 УПК РФ, вышел за пределы предъявленного осужденному обвинения, чем нарушил его право на защиту.

В связи с изложенным, судебная коллегия считает приговор в отношении Х. незаконным и подлежащим отмене. 

 В соответствие с п.п. 3, 5, 6 ч.1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания, а также перечень доказательств, на  которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания.

Согласно ч.4 ст. 220 УПК РФ, к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения.

Как следует из материалов уголовного дела, в качестве доказательства, подтверждающего обвинение Х. в хранении наркотических средств:   производное метилового эфира 3-метил-2-(1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамидо) бутановой кислоты, N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индозил-3-карбоксамид, хинолин-8-ил-1-пентил-1Н-индол-3-карбоксилат, в обвинительном заключении указано заключение эксперта №50 от 25 января 2015 года, со ссылкой на т.1, л.д.67-70, согласно выводам которого, представленное на экспертизу вещество общей массой грамма, содержит в своем составе наркотические средства: производное метилового эфира 3-метил-2-(1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамидо) бутановой кислоты, N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индозил-3-карбоксамид, хинолин-8-ил-1-пентил-1Н-индол-3-карбоксилат.

Между тем, из заключения эксперта № от года, имеющегося в материалах уголовного дела (т.1, л.д.68-70), следует, что представленное на экспертизу вещество общей массой грамма, содержит в своем составе наркотические средства: производное метилового эфира 3-метил-2-(1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамидо) бутановой кислоты, N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамид, хинолин-8-ил-1-пентил-1Н-индол-3-карбоксилат.

Таким образом, выводы эксперта, на которые сослалось следствие в обвинительном заключении, как на доказательство вины Х., не соответствуют заключению эксперта, имеющемуся в материалах уголовного дела, что свидетельствует о нарушении следственными органами требований ст.220 УПК РФ при составлении обвинительного заключения.

Кроме этого, из материалов уголовного дела следует, что в ходе предварительного следствия  по уголовному делу в отношении Х. по ходатайству стороны защиты был допрошен ряд свидетелей, в частности, М. (т.1, л.д.209-211), К. (т.1, л.д.212-213), П. (т.2, л.д.4-7), А. (т.3, л.д.25-27), А. (т.3, л.д.28-32), К. (т.3, л.д.128-130) и другие;  допрошен специалист В. (т.2, л.д.185-189); к материалам дела приобщен ряд документов.

Между тем, в обвинительном заключении, в нарушение п.6 ч.1 ст. 220 УПК РФ,  перечень доказательств, на  которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания, отсутствует, а также в нарушение требований ч.4 ст. 220 УК РФ, к обвинительному заключению не приложен список лиц со стороны защиты.  

Также судебная коллегия отмечает, что в обвинительном заключении, при приведении показаний свидетеля К. и осужденного Х.,  содержаться неоднократно повторяющиеся абзацы, а также  логически не связанные между обстоятельства.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия  приходит к выводу о том, что обвинительное заключение  составлено с нарушениями требований ст.220 УПК РФ,  исключающими  возможность постановления судом приговора или вынесение иного решения на основании этого постановления, и что не было учтено судом первой инстанции.

В связи с изложенным,  судебная коллегия  считает, что  уголовное дело в отношении Х. в соответствии с  п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ  подлежит направлению N. межрайонному прокурору гор.Москвы  для устранения недостатков, исключающих возможность постановления приговора или вынесения иного решения на основе имеющегося в деле обвинительного заключения.

В связи с отменой судебного решения вследствие нарушения судом уголовно-процессуального закона, судебная коллегия не входит в обсуждение иных доводов апелляционных жалоб, на которые необходимо обратить внимание следственным органам при производстве предварительного расследования. 

 Принимая во внимание, что Х. обвиняется в совершении   тяжкого преступления, а также учитывая обстоятельства уголовного дела и   личность осужденного,  судебная коллегия считает необходимым меру пресечения   в виде заключения под стражу оставить без изменения, установив срок содержания осужденного под стражей по 31 октября 2016 года.

 

 На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

Приговор N. районного суда гор.Москвы от 05 мая 2016 года в отношении Х. ОТМЕНИТЬ.

Дело в отношении Х., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного  ч.2 ст. 228 УК РФ,  направить N. межрайонному прокурору гор.Москвы для устранения препятствий рассмотрения его судом.

Меру пресечения в отношении Х. оставить прежнюю - заключение под стражу, установив срок содержания его под стражей  по  31 октября  2016 года.

Апелляционные жалобы удовлетворить частично. 

 

Председательствующий

Судьи

 

Продолжение следует...